«Мастера Шоппинга»

Полина в Америке

Автор: Полина Орлова

Не сочтите эту статью за призыв к действую. История о том, как мы с подругами нагло и весьма дерзко обчищали американские бутики — скорее желание исповедаться, чем подвигнуть кого бы то ни было промышлять воровством за границей.

Шесть лет назад Полина, пройдя миллион преград и триллион испытаний в виде родителей, преподавателей универа и бесчисленных финансовых проблем, все-таки получила возможность приехать в штаты по программе W&T USA. Унесло ее ветром, точь-в-точь как героиню Скарлетт О’Хара, на юг Америки, в штат Южная Каролина, в город Чарльстон, на родину Рэда Батлера.

Когда юная леди 19-ти лет отроду выбирается из дебрей совкового городка (где из всех достопримечательностей площадь Ленина, да захудалый драм. театр) на землю, где цветут магнолии, обжигает солнце и поет Атлантический океан, а кругом белозубые улыбки южных американцев, реки текилы, шумные покатушки в кабриолетах звездными ночами, ей, как правило, сносит и без того набекрень установленную крышу. И она напрочь забывает, что еще месяц назад сдавала на отлично сессию, слыла среди друзей, родных и мудрых учителей хорошей девочкой, глядя на сигареты и алкоголь, презрительно фыркала и демонстративно во всеуслышание выражала свое стойкое негативное отношение к сверстникам, погрязшим в пучине разврата. Скажи ей кто-нибудь тогда, что она, ради того, чтобы прелестно выглядеть на американских вечеринках, станет профессиональной Сонькой с золотыми ручками – да она бы всплеснула тонкими белыми ручками и покрутила пальцем у виска в адрес обвинителя. Нет, героиня этой истории, до погружения в американское лето, вела жизнь праведной монашки, порой даже ее подружек подташнивало от ее пресловутой отполированной праведности.

Всего неделя понадобилась Полине, чтобы устроиться работать горничной в пятизвездочном хилтоновском отеле да еще найти вечернюю подработку в бургерной. Спустя две недели она уже переехала из района «Харбор Поинт Драйв», где жили одни русские студенты, в пряничный домик Джессики, учительницы начальных классов, коренной южанки, вместе с новоявленной подружкой Викой. А спустя три недели она уже вовсю была влюблена в американца по имени Райан и наслаждалась взаимным чувством с его стороны.

Все бы ничего, но денег Полине не хватало, несмотря на две работы. Первый месяц пребывания в штатах она безостановочно думала о своих долгах, которые пришлось взвалить на хрупкие плечи мамы, чтоб мечта – приехать в Америку – обрела реальные очертания. Она боялась потратить лишний цент на продукты первой необходимости, за шампунем ходила в магазин, где все по одному доллару, а первые джинсы приобрела в секонд хенде за десять баксов и, обтянув ими свою маленькую, но упругую, как орешек, попку, бегала на свидания с Райином и уплетала за обе щеки сочно приготовленные стейки из мраморной говядины, за его счет, естественно.

Вика, яркая особа из славного Екатеринбурга, вела иной образ жизни. Как-то очень быстро, по наблюдениям Полины, ее соседка по комнате обзавелась изысканным шмотьем. Откуда эти розовые туфли из натуральной кожи? Откуда этот бирюзовый свитер с маленьким зеленым крокодильчиком на груди? Откуда у нее бутылек с волшебно пахнущей жидкостью от «Диор»? Она же, как и Полина, драит унитазы в номерах «Эмбасси сьют хотел» за семь баксов в час! Да и по рассказам Вики, денег в ее семействе водится в самую тютельку, не роскошествуют.

А выяснилось все очень быстро. Как-то в один из редких выходных обе барышни отправились в супер-маркет за косметикой. Полина искала тушь для ресниц. Схватит одну, посмотрит на ценник, обратно на полочку аккуратно поставит, другую –  и она ей не по карману. Вика подошла к подруге и шепнула ей на ушко:

— А ты просто «пикалку» сними и незаметно в сумку положи ту тушь, что тебе нравится.

Полина округлила глаза:

— В смысле? Камеры же кругом.

Вика взяла тушь за двенадцать долларов и потянула Полину к концу стеллажа с косметикой:

— Вот тут есть местечко, где камера тебя не зацепит. Доверься. Клади в сумку.

…и провинциальная барышня сдалась. Пот прошибал Полину, щеки пылали пожаром, обретая все более насыщенный пунцовый цвет. В ногах чувствовалась слабость, вот-вот в обморок свалится. На выходе Полина замедлила шаг в полной уверенности, что охранник уже все знает, сейчас остановит ее и попросит раскрыть сумку.

Но охранник, уткнувшись в телефон, зевал и совершенно не обращал внимания на «Соньку», свистнувшую только что лореалевскую тушь, которая разделяет реснички и делает их объемными в три раза.

Выйдя на улицу, Полина стала жадно глотать кислород. Она приказывала себе успокоиться, но лихорадило ее так, будто она только что ограбила американский банк на миллионы миллионов долларов. Через минут пять подошла Вика, спокойная, как индийский удав, с очаровательной улыбкой на персиковой мордашке, в кудряшках ее плясало солнышко, а в сумке ее было столько косметики, что хватило бы намалевать ни одну сотню девиц для международного конкурса красоты.

— С ума сойти! Тебе не страшно? – шепотом воскликнула Полина, увидав все это добро.

— Чего боятся! Я уже две недели этим занимаюсь. Просто надо быть попроворнее и не трястись, как лосиха, загнанная медведями. Расслабься, подруга.

На следующий викенд Полина не поехала на пляж. Соблазнившись на уговоры соседки, она отправилась в рейд по бутикам на главной улице города. На выходе из дома Вика вручила ей четыре пакета, на каждом из которых стоял логотип фешенебельной марки одежды.

— Чтоб понятно было: пришли, не просто покупательницы, а покупательницы с деньгами.

Пока ехали до даун тауна, Вика в деталях описывала весь процесс воровства:

— Заходим. Разбредаемся по разным сторонам отдела, будто друг с другом не знакомы. Бери только те вещи, которые тебе точно в пору. Да побольше, сразу штук 7-10, чтоб им считать было лень. Да они, чаще всего, и не считают. На раздевалках редко стоят консультанты. Чем дороже бутик, тем проще уйти от туда с приличным уловом. В раздевалке примеряй вещи. Те, что подошли, смело забирай. Но прежде ножничками, — на этих словах Вика подала растерянной Полине маникюрные ножницы, — срежь «пикалку». Она, как правило, находится на боковых швах одежды. На всякий случай тщательно исследуй шмотку вдоль и поперек. Случается, что на одном платье могут ненарочно сделать пару «пикалок».

Возвращались обе девицы домой с огромным количеством шмотья. На ногах Полины были надеты уже не дешевые балетки, которые она привезла из дома, а дорогие черные туфли на каблуках в десять сантиметров. Обе они хохотали и радовались, что охота прошла на удивление успешно и без сбоев.

Каким образом весь «Харбор Поинт Драйв» прознал о двух «Соньках» из России – неизвестно. Полине казалось, что это Вика всем разболтала. А Вике, что обо всем узнали из уст самой Полины. Да только спустя месяц, наши девочки стали орудовать буквально во всех ближайших моллах целыми группами.

— Больше мы не поедем на главную улицу города, — однажды сказала Вика, — там «работают» Антонина, Вера и Наташа, да так «работают», что их шкафы ломятся от нового шмотья. Жадность их погубит.

И они стали выезжать на шоппинг за пределы города.

К концу лета Полина так наловчилась воровскому ремеслу, что от былой лихорадки и слабости в ногах, ничего не осталась. Теперь она выходила из магазина с лучезарной улыбкой и не торопилась покинуть пределы молла, как в первое время.

Но все-таки настал момент, когда они обе здорово струхнули.

Это случилось на выходе из бутика «Энн Тэйлор». Как обычно, Полина управилась с делами быстрее, чем ее соседка. Вышла из магазина, закурила «Мальборро», посмотрела на часики от «Донна Корона Нью-Йорк», врубила айпод, подаренный Райином… И тут услышала пронзительный, оглушительный, сердцевыдирающийизгруди писк — сработал сигнал на выходе. Полина обернулась. Ее подругу попросили пройти к кассе и показать, что там у нее в пакетах. Полина не знала, что ей делать. Тревожные колокола звонили по всему телу, хотелось провалиться сквозь землю. «Что делать? Бросить ее тут одну? Вернуться в магазин? Бежать?» Стояла, как в землю вросшая, и не могла пошевелить ни рукой, ни ногой. Через три минуты Вика подхватила ее под локоть и быстро-быстро повела в сторону хайвэйя.

— Они точно глупые! Только представь: вынули у меня всю одежду из пакета, их одежду, и спрашивают: «Вы заплатили за это?» Я молчу, улыбаюсь, а саму пот прошибает. Потом на ломанном английском говорю: «Нет, я принесла это, чтоб сдать обратно, мне не подошло, но потом передумала». И ты прикинь, они все сложили обратно по пакетам и отпустили меня, пожелав доброго дня.

Все это Вика рассказывала сидя на траве около дороги.

Через два дня героини этой истории услышали новость, которая их шокировала. Трех их знакомых девиц из «Харбор Поинт Драйв» рассекретили. В их пакетах обнаружили горы ворованного шмотья. Теперь их ждал суд, штраф и депортация из страны.

Остановило ли это Полину? Нет. И Вику – нет. Теперь они действовали каждый на своей территории, ничего друг другу не рассказывая. В одиночку было безопаснее.

Чем все это закончилось? — спросите вы.

Тем, что когда Полина возвращалась в Россию, природа решила подурачиться и взбодрить всю Америку чередой катастрофических торнадо. Из-за одного из них самолет Полины задержался, а другой, что должен был добросить ее из Нью-Йорка до Москвы, улетел без ее королевской особы, и третий самолет, следовавший из Москвы до Тюмени, также благополучно оставил ее ни с чем. Чтобы выкрутиться из ситуации, спланированной самой природой, Полине пришлось выложить кругленькую сумму, именно столько, сколько стоили вещи, плотно упакованные в ее чемоданах. Мораль сей истории, основанной на реальных событиях такова – где найдешь, там потеряешь. И золотое правило баланса действует безотказно. Проверено опытом.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: